От пчел к пришельцам (часть 2)
Теги:
26.06.2017
Интервью со Стивом Ваем. Часть 2

Всем привет! В первой части интервью Стив отвечал в основном на вопросы, касающиеся технических моментов. Сегодня мы продолжаем нашу беседу с великим гитаристом и даже, можно сказать, первопроходцем - со Стивом Ваем.

BS: Стив, ну а следующим блюдом у нас – вопросы от наших читателей и твоих фанов. Честно говоря, мы должны предупредить, что некоторые из них будут очень даже странными.

SV: Ухты, класс!

BS: Начнем с наименее странных: какую первую песню ты разучил на гитаре?

SV: Первой была Dead Babies от Alice Cooper. Там был заманчиво простой гитарный рифф, а я к тому же был фанатом Купера.

BS: Есть ли у тебя какие-нибудь творческие цели, которых ты еще не достиг? Что-нибудь типа акустического альбома? Какие-то коллаборации, которые ты до сих пор не осуществил?

SV: На самом деле я очень доволен и безмерно благодарен за все, что я уже успел сделать, но, как вы знаете, у планов такого рода нет конца. Желание быть креативным человеческим существом - оно бесконечно, через свою жизнь я пронес список проектов, которые которые бережно хранились у меня глубоко в душе, их я хотел бы воплотить в жизнь когда-нибудь, а когда мне стукнул полтинник, я подсчитал, что для воплощения каждого из проектов требуется около года, тогда как у меня их было около 400! Мне нужно было начинать расставлять приоритеты! И да, есть много проектов, которые я хотел бы сделать, но при этом я понял, что важно именно то, от чего я получаю удовольствие прямо сейчас. Например те острые ощущения, которые я получаю от чего-то вроде Modern Primitive, который был моим последним альбомом. Волнение, которое я испытываю от него так же важно, как если бы я сделал акустическую запись, о которой всегда мечтал, или запись с медной духовой секцией из двенадцати инструментов. Или вот запись с четырьмя перкуссионистами. У меня записаны пять симфоний, лежащие сейчас на полке, которые однажды нужно доделать. Так что да, есть тонны и тонны материала, которые я хотел бы закончить однажды, но я доволен и тем, где нахожусь сейчас.

BS: Стив, многие думают, что музыка сродни языку, на котором общаются люди. Ноты это алфавит, другие музыкальные произведения как литература... Что помогло вам научиться так красиво и грамотно излагать свои мысли?

SV: Процесс творчества в искусстве различен для всех, потому что у людей разные источники и виды вдохновения, и у них есть стремление к различной художественной эстетике. Но все же есть одна вещь, которая одинакова у всех артистов и всех людей - это то два уровня совершенствования навыков или умение быть эффективным творцом в абсолютно любой области. Первый уровень вы должны пройти, чтобы отточить свое мастерство, например если вы музыкант, вы практикуетесь в музыкальной теории, вы узнаете, как работают музыкальные законы, вы погружаетесь в музыкальные пласты, понимаете структуру музыки, практикуете вашу технику до определенной, важной для вас точки. В спорте происходит то же самое, вам приходится бить по мячу тысячи и тысячи раз. В бизнесе вам приходится исследовать инфраструктуру бизнеса, правила, по которым она работает и какова экономические законы. Это справедливо с чем угодно, но наступает момент, когда выполнение ваших задач требует от вас чего то большего, чем просто вашего внимания и вашей способности применять академические знания. То, как высоко вы сможете добраться в развитии своей техники будет зависеть от того, насколько глубоко вы сможете сосредоточиться на предмете изучения. И тогда возникает возможность перехода на второй уровень: если вы вводите элемент творчества, а вы только и умеете, что использовать академическую информацию, вы никогда не будете способны создать что-то новое, свежее, уникальное и вдохновляющее. Вы просто будете перерабатывать одни и те же старые ходы, если можно так выразиться. Поэтому, чтобы иметь доступ к другому измерению - второму уровню, что как раз и является вашим основным творческим инстинктом, вы должны уметь проникать глубже технического уровня.

Именно так я и пытаюсь писать свою музыку. У меня есть вся возможная техническая информация, но я не полагаюсь на нее, пытаясь нащупать душу музыки, потому что душа живет в другом месте. Таким образом, способ, которым я пытаюсь получить доступ к этому измерению, измерению тишины и абсолютного присутствия, откуда на самом деле приходят все хорошие музыкальные идеи, - это способ услышать мелодию глубоко внутри себя.

Если я собираюсь написать песню, я прежде всего попытаюсь услышать мелодию. Я конечно мог бы создать что-то из моих теоретических знаний, мои пальцы знают множество гамм, ладов и аккордов, но насколько интересным был бы этот результат? Например, давайте посмотрим на одну из моих песен, которые мои поклонники наверняка узнают, For The Love of God. Однажды я просто взял в руки гитару и сыграл вот этот аккорд. (Стив берет акустическую гитару и играет несколько аккордов.)  В тот самый момент, я остановил все свои мысли и просто слушал внутри, чувствуя, что там, среди этих аккордов есть мелодия, которая хочет выйти. Иногда вам приходится буквально рыбачить, пытаясь поймать мелодию, и когда это случается, ваше внутреннее ухо всегда знает, что это именно она. Когда я сочиняю таким образом, это не имеет никакого отношения к теории музыки. Я ведь ничего не думаю, я просто слушаю, как мелодия разворачивается в моей голове. Академическая информация, которую я приобрел, была полезной, но не решающей! Обладание этой информацией не имеет ничего общего с тем, как вы себя ощущаете, когда слышите настоящую мелодию. Это еще и вопрос тренировки вашего внутреннего уха!

BS: Стив, спасибо за отличный совет! Чувствую, что теперь мы на шаг приблизились к пониманию по настоящему творческих материй. Давай теперь резко перейдем к вопросу о жизни в турах. Каков твой любимый фанатский типаж?

SV: О, наверное тот самый, который запрыгивает на сцену и досаждает мне)))

BS: То есть это не тот парень, который сидит на заднем ряду, спокойно попивая водичку без газа? Расскажи нам о какой-нибудь сумасшедшем случае, который у произошел с фанатами во время концерта.

SV: Ну, раньше мы делали одну штуку в туре: мы приглашали людей на сцену для того, чтобы на самом деле сыграть песню с группой, и это очень прикольно... Это ход безотказно работает каждый раз! Я предлагаю им напеть барабанный ритм, а Джереми его воспроизводит, потом линию баса, а уж потом я позволю им придумать мелодию и для меня. Я тяну на сцену всех - от пятилетних детей до пожилых людей, мужчин, женщин... и иногда мы получаем довольно забавных персонажей! А вот один какой-то момент выбрать довольно сложно.

BS: А был когда-нибудь такой момент, что ты оказался в опасности? Когда ты подумал “блин, да ладно?!”

SV: В первый раз, когда я отправился в Южную Америку, я поехал в Аргентину.

Фанаты там просто абсолютно дикие! В те времена это был совсем капец. Нас приходилось охранять не только на концерте, нам даже попасть в отель и выйти из отеля было сложно. Понятное дело, что я должен был быть осторожным!

Однажды мы играли в каком-то маленьком зале, и люди все время падали на сцену! В другой раз, я был с Дэвидом Ли Ротом, кто-то бросил гигантский фейерверк, это было прямо-таки связка динамита! Он взорвался передо мной в воздухе, взрывной волной меня отбросило назад, я упал на спину. Помню Дэвид наклонился надо мной и орал: «Бро! Братан! Ты в порядке?!» Это смешно, потому что это однажды повторилось во всех подробностях! Несколько лет спустя я играл с Whitesnake, мы выступали под дождем. Я шел задом-наперед с моей трехгрифой гитарой в виде сердца, споткнулся о монитор и упал. Гитара приземлилась сверху мне прям на голову, и я полностью вырубился. А когда пришел в себя и открыл глаза - еще один Дейв стоял над мной! На этот раз это был Дэвид Ковердейл, он забыл, что у него включен микрофон, пока он орал «Стивен, дорогой! Стивен, дорогой, ты в порядке?!”

BS: Ха, похоже на то, что за тобой присматривает целая армия ангелов-хранителей, которых зовут Дейв! А скажи, чем бы занимался в жизни, если бы не было музыки?

SV: Я не знаю... Я никогда не думал ни о чем другом. Меня ничто не притягивало сильнее. Хотя, мне нравится учить. Когда я был молод, я думал, что буду учителем музыки в средней школе, и я был в принципе доволен этой перспективе, потому что мой учитель музыки в средней школе был мощной фигурой и изменил мою жизнь. Мне также нравится архитектура, идея проектирования пространств и их создания. Но ничто не сравнится с игрой на гитаре!

BS: Ага, а вот и глубокомысленный вопрос - каково это, когда тебе задницу надирает Каратэ Кид на гитарной дуэли? (Речь идет о фильме “Перекресток”, в котором сыграл Стив, причем он исполнил на записи все гитарные партии за обе сражающиеся стороны - прим. пер.)

SV: Хаха! Этот сопляк! Я с нетерпением жду возвращения Джека Батлера и собираюсь надрать его тощую белую задницу!))

BS: Да, даешь сиквел! Окей, а вот еще спрашивают, жил ли ты в общежитии в Беркли? Если да, то в какой комнате, и пробовал ли ты кислоту там? 

SV: Конечно жил! В общежитии в главном здании, в комнате 845, но я никогда не принимал кислоту в своей жизни! В то время было много диких наркотиков, потому что ученики Массачусетского технологического института изготавливали наркотики для студентов в Беркли, а они знали свое дело. Но нет, я никогда не увлекался наркотиками. Есть два здания в Беркли, и есть улица, которая соединяет их по имени Haviland Street. После того, как я жил в общежитиях, я жил в одном из этих зданий.

BS: Когда-нибудь случалось забывали свои песни, когда ты играл вживую? Если да, то как ты выходишь из ситуации? Можешь ли ты легко продолжить с того места, где произошел сбой, или ты начинаешь отчаянно импровизировать?

SV: Ооо, да. У меня были моменты, когда я вдруг реально перестаю понимать что происходит: «В чем дело? Кто здесь? Что мне играть?!» Это редкость, но это происходит там, где я просто полностью улетаю. Иногда я вот так отчаливаю, и даже не понимаю этого, а группа в недоумении смотрит на меня. После шоу они будут говорить что-то типа «Эй, Стив, ты знаешь, ты куда-то выпал в первом куплете» или что-то в этом роде. Но это редкость, когда я не могу вернуться в нужное русло. Единственный сложность - это если вдобавок к “улету”, я еще порвал струну, например.

BS: Как быстро твои люди за кулисами реагируют на такие трагические события? Всегда ли они там, запасная гитара в руке наготове? Или тебе, как правило, приходится преодолевать пропасть на пути за подмогой?

SV: Все сосредоточены на мне. Парень, ответственный за мониторинг, полностью приклеен ко мне все время. И Томас, он всегда держит меня в своем периферийном зрении, но он в тот же время должен делать и другие вещи, такие как настройка и подготовка гитар. Я часто меняю гитары во время шоу, потому что для некоторых песен мне нравятся определенные гитары, и хотя мои главные гитары - Evo и Flo, если порядок песен требует одну с Evo, а затем другую с Flo или две с Evo и две с Flo, то еще есть целая куча песен, в которых используются гитары с не традиционным строем. Это не очень часто случается, когда Томас должен неотрывно следить за мной, но да, он должен быть готов ко всему, потому что иногда все идет не так, как надо и я становлюсь совершенно беспомощен!

BS:  Окей, последний вопрос одного из наших читателей: Я знаю, что Вы являетесь вегетарианцем и практиковали медитации. Практикуете ли Вы по сей день медитативные практики и можете ли вы рассказать подробнее о своём духовном опыте? Песня Dying For Your Love произвела на меня огромное впечатление и я считаю её действительно выдающимся произведением во всех смыслах этого слова! В этой песне Вы описали свои духовные впечатления, полученные в медитации, насколько я понимаю? Это действительно произошло с Вами, или это лишь красивая поэзия, пусть даже и основанная на некотором духовном опыте?

SV: О, это очень хороший вопрос, и я взволнован, что эта песня кого-то зацепила, потому что во всем моем каталоге это одна из моих самых мощных вещей. Мы все переживаем жизнь и пытаемся выяснить, что происходит внутри и вокруг нас, а я всегда был одним из этих ребят, которые хотели знать, что же происходит на самом деле. Да, я был очень увлеченным молодым человеком в период, когда мне было около 20-ти. Тогда я на самом деле пережил очень трудный период, хотя это было по своему прекрасно, потому что благодаря этому я познакомился с метафизическими понятиями. В Голливуде был действительно великий книжный магазин, под названием Дерево Бодхи, и в нем были все эти увлекательные книги о религии, духовности, пирамидах, астрологии, колдовстве. Там я нашел вещи, которые принесли мне внутренний комфорт, так сказать. Поэтому в течение этого периода мне всегда было особо интересно узнавать, что происходит. Одна из этих книг, которые я прочитал, еще в 82-м году, называлась «Автобиография йога», очень популярная вдохновляющая книга, и из нее я немного узнал о медитации.

Я начал медитировать тогда, и я прошел через разные периоды медитации в моей жизни, когда я медитировал два с половиной часа в день в моем шкафу, да, представляете, я все же иногда делаю это!

На протяжении многих лет у меня были все эти вдохновляющие книги, которые я тогда обнаружил, они полностью изменили мою перспективу и принесли мне обалденный покой. Об этом можно говорить очень долго, нам потребовалось бы еще одно длинное интервью. Но что касается песни Dying For Your Love, когда я был на ранней стадии интенсивной психической травмы, я действительно отчаянно нуждался в ответах, и, если вы вслушивались в текст этой песни, вы поняли, что я чего только не пробовал. Я голодал, постился, ведомый различными причинами. Я экспериментировал с разными состояниями сна, лишением сна и всеми этими экстравагантными аскезами, потому что они подталкивали меня к тому, чтобы найти в себе силы, о которых я не знал. На самом деле мне пришлось пройти через них, чтобы понять, что они не нужны, потому что истинное духовное измерение существует только здесь и сейчас. Это прямо здесь и прямо сейчас. Вы не можете стремиться к этой истине, и в тоже время она доступна абсолютно всем. Ты и есть самое настоящее духовное измерение! И это то, что я понял. Но если вы внимательно послушаете эту песню, вы увидите, что это мольба. Я просто не смог бы написать все это, если бы не прошел через это сам.

 

Продолжение следует...

 

Беседовали: Константин Корсаков и Adam Jessop 

 

Команда Backstage Secrets благодарит двух легендарных рок-фотографов: Igor Vidyashev и Neil Zlozower за содействие в организации этого интервью. И отдельно Игоря Видяшева за разрешение использовать его эксклюзивные фотографии Стива.

Подписывайтесь на официальные странички Backstage Secrets в VK и Фейсбуке, чтобы быть в курсе новых статей, интервью и мастер классов!

 

 
Другие посты
Есть вопросы?
Мы ответим на все ваши вопросы по элетронной почте или телефону!