От пчел к пришельцам (часть 3)
Теги:
13.10.2017
Интервью со Стивом Ваем. Часть 3

Всем привет! Это третья и заключительная часть интервью со Стивом Ваем. Великий музыкант расскажет о своей семье, об отношении к современной музыке, и, конечно же, о деньгах!

BS: Окей, перейдём теперь к вопросам о твоих личных взглядах на разные вещи – деньги, семейную жизнь, музыкальную индустрию в целом, можем даже пчёл коснуться!

SV: О, я действительно люблю моих пчёл! Окей, поехали.

BS: Что ты думаешь о рынке электронной танцевальной музыки (EDM)? Существует мнение, что рынок перенасыщен и вот-вот лопнет, как пузырь, но он только продолжает расти.

SV: У меня есть 25-летний сын по имени Файр (Fire), он очень любит электронную музыку и EDM. У него отличный музыкальный вкус, благодаря этому я узнаю много нового.Очень интересно наблюдать за появлением новых диджеев, они в каком-то роде становятся рок-звёздами! Сцена показывает, что они действительно круты и интересны, и это просто новый концертный опыт для многих людей – я думаю, это отлично. Я был на куче рейвов с диджеями и мощными саунд-системами, и это потрясающий опыт!  Обожаю это.

BS: А что ты думаешь о самом рынке? Он продолжит разрастаться? Или его смерть – лишь вопрос времени?

SV: Ну, если с EDM происходит то же, что и с большинством остальных жанров, дело обстоит так: рынок большой, может стать ещё больше, но со временем что-то придёт на замену. EDM, возможно, продолжит быть популярным, но всё-таки немного сдуется. И это нормальный ход вещей. Хотя я не знаю, последует ли EDM такому пути – я бы сказал, что он ещё будет расти, но в конце концов что-то его заменит. Так всегда бывает, и EDM тоже перестанет быть «хайповым». 

BS: Как думаешь, EDM повлияет на будущее гитарной музыки? Если да, то как? 

SV: Многие люди по разным причинам любят гитару, а это такой инструмент, который можно подстроить практически под любой музыкальный стиль. В EDM я не так уж часто слышу гитару. Мне было бы интересно попробовать их совместить, но мне неуютно заниматься чем-то настолько… трендовым. Мне нравится электронная танцевальная музыка, сейчас она в тренде, но когда-то всё это устареет! В этом нет ничего страшного, так обычно и бывает. Разные люди по-разному любят гитару. Кому-то по душе классическая гитара, и никакой EDM этого не изменит. Рок, блюз…  Нет, не настолько электроника сильна. Думаю, EDM может создать новое представление о гитарной музыке, я просто до сих пор ничего подобного не слышал! 

BS: В музыкальной индустрии бывает так, что новички считают себя неспособными достичь вершины, и этот страх ограничивает их развитие. Что ты думаешь о роли воспитания и природных факторов в формировании способностей человека – что важнее? 

SV: Хм, это непростой вопрос, приходится рассуждать о том, с чем люди приходят в этот мир. Как я уже говорил, существует два уровня. Есть техника, некоторые люди её обожают, потому что способны понять очень сложные вещи. Но есть и другое измерение – вдохновение, контакт с инстинктами и творческой стороной личности. Каждый творец должен использовать ровно столько техники, сколько требуется для выражения его мыслей. Например, Боб Дилан не нуждался в особой технике для того, чтобы донести свои идеи. А Джеффу Беку она нужна, и никто их них не может быть прав или неправ, просто нужно найти этот баланс. Люди приходят в мир музыки с разными инструментами, достоинствами, недостатками. Кто-то очень техничен и дружит с технологиями, но не слишком креативен – и это нормально. А у других креативности хоть отбавляй, но техники не хватает для того, чтобы донести идею. В общем, нужно уметь балансировать, и любые слабости можно со временем подправить. Жизнь – хорошая возможность поработать над недостатками и накопленный опыт взять с собой в следующую жизнь. Возможно, поэтому разные люди приходят в этот мир с разным набором способностей.  

BS: А что насчёт тех, кто боится пробовать покорять вершины?

SV: Лучший способ достичь успеха – расслабиться и не думать об этом! Если не ставить такую задачу, то и бояться нечего. Люди делают такую установку: чтобы быть успешным, нужно непременно достичь вершины, а это не имеет ничего общего с настоящей страстью. Для того, чтобы её достичь, нужна глубокая страсть, понимание и получение удовольствия от того, что делаешь. Тут и возникает эта пресловутая вершина. Попытки достичь её через конкуренцию и борьбу – это ведь не жизнь.

Даже наверху будешь настолько же несчастен! Какое-то время это будет приятно, но вечно точно не продлится, потому что это желание эгоистично. Славы, денег, любви никогда не будет достаточно…  А, приняв расслабленную позицию, о вершине можно забыть! Единственный, с кем стоит соревноваться – ты сам. 

Нужно найти в себе то, чем любишь заниматься больше всего. Окей, предположим, ты уже успешен, даже работа не нужна – у тебя в банке лежит 100 миллионов долларов, соревноваться не с кем и все мечты уже сбылись… что делать дальше? Скорее всего, заниматься творчеством. Просто найти то, что любишь, и этим заниматься, потому что не нужно быть успешным, богатым или известным, чтобы получать удовольствие от собственной деятельности.

И скажу по секрету… Скорее всего, в этом ты больше всего и преуспеешь! Осознание собственной творческой деятельности сделает тебя счастливым. Это бьёт любое богатство, любую славу, зуб даю! Любой богатый и знаменитый человек скажет, что деньги и слава – не то. Настоящим успехом было бы найти собственный творческий голос и посредством его привносить в мир нечто новое. И особенно здорово, когда другие люди резонируют с тем, что ты делаешь. Энергия, которую ты ощущаешь в процессе создания музыки, пропитывает её. Подходящая публика отреагирует на неё. Нельзя никогда вписывать себя в рамки того, чем не являешься, это не сработает. Итог: не переживай о достижении вершины, и страха не будет! 

BS: Что ты думаешь о роли радиоформата в сегодняшней музыке? Является ли он лишним теперь, когда есть Youtube и другие интернет-ресурсы? 

SV: Радио ещё не стало излишним. Надеюсь, когда-нибудь это произойдёт! Оно всё ещё полезно для молодых исполнителей, существует целая инфраструктура. Но я думаю, ты прав, когда-нибудь оно может угаснуть, потому что люди начинают уставать от рекламы и прочих вещей, прерывающих прослушивание музыки. Мне нравится спутниковое и интернет-радио. По спутниковому радио можно иногда услышать мою музыку, но вот обыкновенное радио, которое можно послушать в машине, например… слушать его  – преступление. Нет, серьёзно, это противозаконно. Это настолько отличается от того мира, в котором я функционирую. Мне иногда нравится слушать радио. Но это остаётся для меня странным миром, понять который я до конца не могу. 

BS: У тебя столько крутых фотографий, ты вообще уделяешь много внимания визуальной составляющей творческого процесса. Но ты не делаешь дорогих клипов. Почему? 

SV: Они слишком дорогие! Я больше сосредоточен на концертных видео, но и клипы делать было бы интересно. У меня есть неплохие идеи, но для реализации нужны сотни тысяч долларов. Я мог бы выложить это на Youtube, и было бы здорово, но только если это что-то уникальное по силе. Но спасибо за напоминание, нужно будет подумать об этом ещё! Дело просто в том, чтобы найти правильное соотношение между деньгами и смыслом. 

BS: Ты создаёшь отличные зрительные образы, от гитар до твоего собственного стиля. Это всё так оригинально! Но вот видео… 

SV: Да, я определённо хотел этим заняться… знаешь что? Вообще-то я мог бы. Я снова мотивирован! Спасибо тебе. 

BS: Ты получал от каких-нибудь поп-звёзд предложения о сотрудничестве над твоими или другими песнями? Как Nuno Bettencourt, играющий с Рианной. 

SV: Раньше (в 80/90-ых) поп-звёзды хотели , чтобы я работал с ними, а теперь люди со всего мира предлагают мне записать небольшое соло или что-то подобное. Иногда я это делаю, но мне должно действительно нравиться, или это должен быть мой друг. Недавно я занимался 3-мя проектами вместе со Стерлингом, а у меня есть фанат из Австралии, мы дружили с тех пор, как ему было 3 года. Он отличный парень, сейчас подрос и выпускает собственные записи, и я записал для него небольшое соло! Вот так вот. Недавно меня попросили поработать с моим другом C.J. Vanston, он записывает пластинку с Harry Shear из Spinal Tap. Попросил меня сыграть на записи, я согласился. Но если кто-то незнакомый предложит мне такое, это будет очень дорого, и я соглашусь только в том случае, если проект мне понравится.

BS: Хочу задать тебе вопрос как вокалисту. Ты много тренируешься? Помогает ли это тебе лучше чувствовать мелодические линии и в целом играть лучше? 

SV: Ну, в пении есть два аспекта: музыкальный слух и голос. Вообще-то даже три: отношение и уверенность тоже важны. Харизматичному человеку можно обойтись без хорошего слуха или даже голоса. Я мог бы привести множество таких певцов в пример! Хорошего слуха и голоса часто оказывается недостаточно. Здесь снова нужен баланс. Важно ли гитаристу уметь петь? Вовсе нет. Важно ли уметь слышать музыку? Да, это обязательно. Уметь развивать слух просто необходимо. Но уметь петь то, что играешь, очень здорово. Я люблю петь, мне нравится мой голос, пусть его возможности и ограничены. Я могу петь только некоторые вещи, но я стремлюсь к тому, чтобы петь много, это слишком сложно для меня! 

BS: А ты используешь какие-нибудь питч-корректоры во время лайвов?

SV: Нет, это на сто процентов мой голос!

BS: Мне вспомнилась красивая и смелая песня Yo-Yo-Gakk с голосом твоего сына Джулиана. Расскажешь побольше о твоих сыновьях? Чем они занимаются? Детям таких потрясающих родителей иногда бывает трудно найти себя!  

SV: Ну, это палка о двух концах. У меня есть достижения в мире музыки, а вот являюсь ли я потрясающим отцом – это у них нужно узнать!

BS: Давай пригласим их на следующее интервью! 

SV: Да, было бы здорово позвать Джулиана и Файра! У нас очень крепкая семья, мы так любим друг друга. Но профессиональная игра их мало интересует. Они просто видят во мне «папу». Они понимают, что я профессионал, им это приятно, но я всегда говорил, что им нужно заниматься тем, что приносит им удовольствие. Неважно, что это; если ты кайфуешь от того, что делаешь, жить становится проще. Джулиан изучает медицину, он специалист по ультразвуковой диагностике. 

BS: Тоже в каком-то смысле работа со звуком!

SV: Другой мой сын Файр временно работает в магазине видеоигр помощником управляющего. Но он также интересуется музыкальными издательствами. Он изучал эту область, и я помогал ему чем мог.  

BS: Такое классное имя… Что вдохновило тебя назвать сына Файром? 

SV: У Billy Sheehan был друг, которого так звали, но это только ник. Мне всегда это нравилось, и я подумал, что и будущего сына так назову. Но это не веем понравилось! Поэтому на самом деле его зовут Keenan Fire Vai, но мы всегда называли его Файр, а когда двенадцатилетним он увидел в свидетельстве о рождении, что его первое имя – Кинан, он немного расстроился. Он попросил, чтобы мы официально изменили его имя на Файр, ему очень нравится. 

BS: Расскажи о своей жене, Пие. Она ещё играет на бас-гитаре?

SV: Нет, больше нет. Пия просто чудесная. Мы вместе уже 38 лет, и она продолжает заниматься разными интересными вещами. Это что-то вроде цикла: она занимается чем-нибудь на протяжении семи лет и становится в этом профи… чтобы переключиться на что-то другое. Она играла на бас-гитаре семь лет, ей очень нравилось, но затем она перешла к кулинарии. У неё здорово получалось, она готовила потрясающие блюда. Просто она человек мира, весёлая и гораздо умнее меня! После этого она стала шить одежду, потом получила чёрный пояс по тхэквондо. Потом играла на арфе, а сейчас путешествует и работает в туристическом агентстве. Вот кто по-настоящему живёт, пока я целыми днями играю на гитаре в студии! 

BS: Невероятно, значит, из вас двоих она прожила более интересную жизнь!  

SV: Именно! Прямо сейчас она катается на лыжах в Монтане. Просто сказала: «Можешь сидеть в студии хоть весь день, а я отправляюсь кататься на лыжах». 

BS: В российских семьях есть традиция играть на гитаре и петь для друзей. В вашей семье тоже так принято? 

SV: У нас есть определённая группа друзей, с которыми мы любим заниматься чем-то подобным. Иногда я играю на гитаре, но они отлично знают, что мои навыки и способности совсем не работают на вечеринках! Дайте мне акустическую гитару и я сразу превращусь в инвалида! 

BS: Твой глубокий и богатый внутренний мир ощущается в каждой песне. Иногда мне кажется, что твоя особенность заключается в умении работать со своим разумом и сознанием. Поделишься секретами развития своего внутреннего мира? 

SV: Каждый использует своё сознание. Ты И ЕСТЬ сознание! Мы невидимы на 99 процентов. С течением времени я стал иначе смотреть на своё творчество; думаю, так происходит с каждым. Когда ко мне приходит идея, самое важное в ней – энергия, дающая толчок. Что-то внутри говорит тебе: «Окей, ты собираешься написать симфонию, и ты будешь играть на гитаре, но только одну ноту и выдержишь её на протяжении всей беснующейся симфонии», и эта идея настолько убедительна. Кто-то вполне разумно заметит: «Зачем тебе этим заниматься? Ты не получишь ни денег, ни известности», но она была настолько убедительна, что у меня не осталось выбора.

Когда я записывал Flex-Able, свой первый сольный альбом, я ничего не ждал, мне было плевать на оценку. Это был мой маленький секрет. Когда так смотришь на вещи, открываются безграничные возможности, потому что ничто не важно, всем плевать! Эта позиция драгоценна. 

От неё исходят настоящие творческие побуждения, потому что терять нечего. Если бы дело обстояло не так, я бы не записал Little Green Man, или Salamanders in the Sun, или первый альбом. Мне он до сих пор нравится. Это в каком-то смысле домашняя пластинка, но она отличная.

А потом я начал делать то, что положено большим рок-звёздам. С тех пор я всегда возвращаюсь к одному и тому же участку сознания. Я никогда не хотел делать что-то обыденное. У меня были кумиры-гитаристы, но я хотел заниматься своими идеями. Трудно сказать, что лежит в основе моего творчества, но скорее всего это синтез моих личных интересов, технической информации и духовного опыта, вот так и получается моя музыка. Это справедливо для всех, у каждого из нас есть духовный опыт и понимание собственной сущности. Когда я играю, я чувствую что-то особенное, то самое «ага!». Это круто. Вот что нужно искать.

BS: Я помню, в 1995 году в России, во время тура в поддержку альбома Alien Love Secrets ты очень беспокоился о своём здоровье, даже зубы чистил минеральной водой. Расскажешь о своём образе жизни? Ты ещё придерживаешься вегетарианской или веганской диеты?

SV: Дэвид Ли Рот очень любил физическую активность и меня вдохновил, я очень ему за это благодарен. Я пронёс это через всю свою жизнь. Уже 35 лет я вегетарианец, и всё просто отлично. Каждому нужно найти то, что подходит именно ему. Это может прозвучать странно, но я думаю, совсем не важно, что ты ешь и как упражняешься. Нужно найти эмоциональное равновесие. У счастливого человека больше шансов на хорошее здоровье. Если ты в ладах с собой и своим телом, ты знаешь, чтó лучше есть. Человек может есть столько всякой ерунды, если нет внутреннего порядка! Иногда и мне хочется фаст-фуда, мороженое в McDonalds просто потрясающее! Кажется, оно одинаково хорошее в любом уголке мира. 

BS: Ты известный пчеловод. А ты знаешь, что предыдущий мэр Москвы тоже был в восторге от пчёл? Думаю, это хобби помогало ему снять стресс, потому что он был одним из богатейших и влиятельнейших людей Москвы. А как насчёт тебя? Ты рассматриваешь пчёл как отдельную цивилизацию, или ты просто очень любишь мёд?

SV: И то, и то! Пчёлы – потрясающие существа. Я знаю о них слишком много! Это на удивление простое хобби, потому что пчёлы сами делают всю работу. Когда мы въехали в этот дом, он стоял пустым на протяжении десяти лет. Я хотел высадить фруктовые деревья, а моя жена устраивала сад. Немного исследовав тему, я узнал, что держать пчёл совсем не трудно. А они ещё и мёд делают! Единение с природой – чудесно, я просто обожаю это. Я отлично понимаю, почему богатый и влиятельный мэр Москвы тянулся к пчёлам. Здесь никто тебя не осуждает, ты достигаешь единства с природой. А если нет единства с пчёлами, они зажалят тебя к чёртовой матери! Но попробовать точно стоит, это здорово. 

BS: Окей, следующий вопрос – о деньгах. Расскажи, что они значат для тебя? Есть много историй о том, как известные музыканты вдруг становились банкротами, в том числе и по вине звукозаписывающих компаний. Инвестируешь ли ты во что-нибудь? Можешь поделиться какими-нибудь идеями? 

SV: Мой взгляд на деньги менялся со временем. Оглядываясь на свою жизнь, я вспоминаю одну вещь, которой хотел бы поделиться с другими музыкантами. В жизни музыканта периодичность доходов может быть неровной. Иногда дела идут очень хорошо, иногда туго. У меня было так же. Я раньше верил, что мне нужны деньги, для того чтобы чувствовать себя защищённым, но это иллюзия. И вот что мне очень помогло и чем я бы хотел поделиться, такой секрет финансовой стабильности: жить чуть скромнее, чем позволяют доходы. Например, если зарабатываешь 250 долларов в неделю, продумай, как можно жить на эти деньги, но используй только 240 долларов. Так и живи, и откладывай по 10 процентов от каждого заработанного доллара. Так они накапливаются!

Не знаю, почему, но мне всегда везло в финансовых вопросах. Я принимал и хорошие, и идиотские решения.  Я терял миллионы долларов по глупости, но всё же иногда проявлял сообразительность. Но лучший финансовый совет, какой я могу дать музыканту – не волноваться. 

Это не поможет и только ухудшит положение. Из-за стресса, связанного с этими переживаниями, не останется сил на работу. Я никогда не переживал из-за денег, всё, что мне было нужно - это хорошие музыкальные идеи, и вы удивитесь, если представите, как мало вам на само деле необходимо для жизни.

Мне повезло, что я догадался откладывать какие-то деньги на потом. И ещё, никогда не сдавайтесь, зато пробуйте издаваться! Многие музыканты боятся бизнеса, но он может оказаться очень полезным. Так что, по поводу денег, контрактов и сделок… не бойтесь и умейте сказать «нет». Я имею в виду, если вам что-то не нравится, нужно просто отказаться. Судя по моим наблюдениям, самый большой ущерб музыкантам приносят отчаяние и паника. Это совершенно уничтожает удовольствие от игры в группе, от публики, от друзей.

BS: Да, тут можно вспомнить о твоих словах по поводу достижения вершины. Это стремление может захватить твоё вдохновение, твою страсть и затуманить разум деньгами и славой. 

SV: Да, в моей жизни тоже было время, когда я думал только о конкуренции, это меня просто съедало. Когда тебя все хвалят, вручают награды, начинаешь верить, что ты действительно особенный. Но это никогда не работает, потому что для твоего эго этого всегда будет мало. В конце концов кто-то другой станет номером один, а ты будешь тридцать шестым. И как ты тогда настрадаешься! Быть известным здорово, но будут и люди, которым ты не понравишься, и они будут высказываться. Временами меня сильно критиковали, но сейчас всё в порядке. Меня это не волнует. 

BS: Какие музыканты находятся в топе твоего плейлиста? Какую музыку ты сейчас слушаешь? 

SV: Нужно взглянуть… Стив Вай, Стив Вай, Стив Вай… Шучу! В моём плейлисте много сырой музыки вроде Тома Уэйтса. Без него я не могу выйти из дому. Ещё Аллан Холдсуорт и Фрэнк Заппа. Ещё мне нравятся некоторые современные композиторы. 

BS: Стив, большое спасибо за отличный разговор! Желаем тебе и твоей семье счастья и мира. Спасибо, что делаешь этот мир лучше! 

SV: Спасибо, ребята, взаимно. Было приятно пообщаться.

 

Беседовали: Константин Корсаков и Adam Jessop

Команда Backstage Secrets благодарит двух легендарных рок-фотографов: Igor Vidyashev и Neil Zlozower за содействие в организации этого интервью. И отдельно Игоря Видяшева за разрешение использовать его эксклюзивные фотографии Стива.

Подписывайтесь на официальные странички Backstage Secrets в VK и Фейсбуке, чтобы быть в курсе новых статей, интервью и мастер классов!

 

 
Другие посты
Есть вопросы?
Мы ответим на все ваши вопросы по элетронной почте или телефону!